Екатерина Овчинникова: «Стихи в основном пишутся в максимально неудобных условиях»

Екатерина Овчинникова: «Стихи в основном пишутся в максимально неудобных условиях»

Екатерина Овчинникова – молодой поэт, не типичный представитель «женской поэзии», руководитель творческой платформы «ВЫСЬ».

Когда у тебя появилась любовь к поэзии? Как начался твой собственный творческий путь? 

-Первый раз начала писать стихи так: мне позвонила подруга, на тот момент мне было 10 лет, она сказала: «бери тетрадку, бери ручку, выходи во двор». Я вышла, и она посадила меня с собой писать стихи. Такой был первый опыт. А ещё у меня бабушка работала завреквизиторским цехом в ТЮЗе, и поэтому я в 6-8 лет постоянно ходила туда на спектакли. Иногда по несколько раз посещала один и тот же. Естественно, детские, но и детские спектакли разные бывают. И в какой-то степени мою творческую натуру сложил вот этот момент.

Позже я писала песни до лет 15-16, а конкретно за стихи серьезно взялась в 17. Как раз тогда появилось мое первое творческое объединение.
Ты поэтому поступила на факультет филологии?
-Факультет филологии простимулировал, потому что у меня как раз в 16-17 лет был творческий кризис, если в таком возрасте уместно говорить о творческом кризисе. Правильные знакомые и правильная среда сделали свое дело, и я начала больше писать. Период именно бакалавриата, 1- 4 курс, были у меня самым продуктивным периодом творчества.

О чем твои стихи?
-Вообще объединить всю поэзию в одно всегда очень сложно. Какое-то время все опиралось на любовную линию, и я старалась ее постоянно как-то развивать. А сейчас у меня переломный период. Сама пытаюсь понять, о чём писать. Мне нравится философия метамодерна. Пропустить весь мир – всё, что можешь увидеть и узнать – через собственную призму. Я стараюсь, чтобы в каждом моем стихотворении (по крайней мере, удачном, которое на что-то претендует), было по максимуму всего.

Есть ли у тебя определенные места, где появляется приток вдохновения и проще пишется?

-Знаешь, стихи в основном пишутся в максимально неудобных условиях. Например, едешь в автобусе… Очень часто бывает такое, что очень хочется спать, 2 часа ночи, ты сидишь и пишешь. Или, например, у меня был экзамен по английскому, и я вместо того, чтобы к нему готовиться, хотя очень надо было, сидела и писала. Причем написала не то, чтобы удачную вещь. Я ее впоследствии даже не опубликовала, но тогда – сидела и писала.

Заставлять себя невозможно, если ты сядешь и думаешь: вот, сейчас напишу, ты никогда не напишешь,  это приходит как-то само собой. И нет никакого определенного ощущения. По крайней мере, у меня. У меня и нет какого-то чувства, что сейчас что-то будет. Чаще такое чувство заканчивается ничем. Как будто собираешься чихнуть – и не чихнул. Обычно стих случайно выходит, то есть ты вообще не рассчитывал на что-то, и вдруг оно есть.

А кто из поэтов современности тебе наиболее интересен?

-Самый любимый – Андрей Гоголев, ему нынче 27-28 лет, живет он иногда в Ижевске, иногда в Москве. Впервые я увидела его стихотворение в 2013 году, оно позже разлетелось по интернету без авторства: «А я говорил: бросай филфак, поехали на Аляску…» Многие после этого стали подписываться на его паблик, и я тоже стала за ним следить. Многие отсеялись, когда поняли, что такого, как «Филфак», уже не будет. Сейчас он вообще ушел в лютый авангард. Но мне это тоже близко. Я все мечтаю его привезти в Омск, с 2014 года ищу возможность, никак не нахожу.

Отдельно про «старую гвардию» хочу сказать: о пожилых и недавно умерших. Всеволод Некрасов, его не стало в 2007 году, он постконцептуалист. Лев Рубинштейн, ныне живущий, он пишет поэзию а карточках, огромные стихи, которые не все называют стихами, но мне это очень близко и очень нравится.

После университета, свяжешь ли ты жизнь с поэзией, или это останется хобби?

-Ни один человек, адекватно относящийся к литературному труду, не может назвать поэзию хобби.

Тогда поэзия – работа?

-Это то, чем ты дышишь, с чем идешь по жизни, каждый раз переживая, когда у тебя неплодотворный период.

У тебя довольно просматриваемая группа в социальных сетях. Какие они – твои читатели? Какими ты их себе представляешь?

-Да, я себе их представляю в виде конкретных людей – моих друзей. Мне кажется, я сейчас в той стадии, когда я ищу новое слово и также ищу того, кого могут заинтересовать эти поиски. Раньше это были просто люди чувствующие и люди думающие, вне зависимости от пола и возраста. Мне так казалось. Сейчас не знаю.

Что такое «ВЫСЬ»?

 —Это творческая платформа. Какое-то время и до сих пор нас пытаются назвать творческим объединением, но нет, «ВЫСЬ» — это команда: я, звукоинженер Ярослав, фотограф Маша Кузнецова и оператор Маша Хоменко, иллюстратор Яна и программист Артём. Мы, по сути, даем возможность, в основном людям поющим и пишущим, показать себя зрителям, познакомиться. Мы никого не держим, нам никто не «принадлежит», как, например, союзу писателей. Делай что хочешь. И если хочешь, можешь нас позвать, и будем делать это вместе.

Это твой единственный проект?

-На данный момент, да.

Творческий вечер «ВЫСЬ»

 Идея проекта постепенно развивалась в голове, или же вмиг пришла в голову?

-Я организацией занимаюсь с 17 лет, меня жизнь сама в это затянула.

Изначально я занималась творческим объединением M.Art, это была совсем маленькая группка людей, мы ходили на вечера, обсуждали тексты друг друга. Это объединение дало мне настоящих друзей и стимул для того, чтобы писать. Это показывало, что то, что я делаю, действительно кому-то нужно. В 2015 году M.Art себя изжил по ряду причин.

В конце 2016 года мне предложили курировать литературно-музыкальный проект Lit Trip, Через полгода мы с основателем проекта поняли, что мне лучше делать что-то самой.

Соответственно, в тот момент, когда появилась «ВЫСЬ», я уже сама понимала: это единственное, что я могу. Это было максимально осознанно. И как-то сразу люди нас поддержали. Просто это было нужно им и мне.

Что было самым сложным при создании такого рода творческой платформы?

-Всегда очень сложно искать аудиторию, особенно новую, потому что всегда нужно расширяться. И надо подогревать интерес людей, которые с тобой уже давно. При создании и до сих пор вопрос привлечения аудитории и финансирования – это самое сложное. Когда ты посвящаешь свою жизнь такому делу, ты хочешь получать какую-то отдачу. Конечно, мы получаем от этого удовольствие, люди часто говорят нам «спасибо», но иногда временные затраты действительно не окупаются.

Расскажи, какие у вас требования к тем ребятам, которые попадают в ваш проект?

-Какое-то время мы вообще думали: пусть выступают все, кто хочет. Не так давно у нас все-таки наболело, я даже сейчас не только про команду говорю, но и про наших постоянных посетителей. Мы будем отказывать, если человек использовал единожды свой шанс, и что-то пошло не так. Что может пойти не так? Отвечу просто, упразднив детали. Человек может читать так, что его не хочется слушать.

И отсюда вытекает следующее условие. Если стихи хорошие, но человек не очень хорошо их читает, это можно пережить, а если еще и стихи плохие… «Хорошо» и «плохо» — это, конечно, условные категории, но есть люди, которым рановато выходить на сцену. Люди, которым нужно побольше почитать, пописать, посмотреть, изучить.

Сложно попасть к вам?

-Вообще нет. Некоторые боятся к нам идти, как раз потому что думают, что мы не платформа, а объединение. Все думают, что у нас там только свои. У нас есть «свои», но у нас каждый раз есть и кто-то новый. Это и делается, в какой-то степени, чтобы нас становилось больше, и появлялись новые люди.

Творческий вечер «ВЫСЬ»

Какой предел у «ВЫСИ»?

-Я пока не вижу этих пределов.

Чего хотела бы добиться от этого проекта?

-Мне бы хотелось, чтобы люди слышали название «ВЫСЬ» и понимали, что, да, с этими людьми круто иметь дело, чтобы людям было интересно с нами сотрудничать, и людям было интересно к нам приходить, чтобы наше название было статусным – вот чего я хочу.

Совет поэтам и не только.

-Больше читать и быть внимательнее как к окружающему миру, так и к друг другу.

Автор: Ксения Винглинская

Фото: архивы Екатерины Овчинниковой, ВЫСЬ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *