Александра Хохлова: «Рисовать и оставлять»

Александра Хохлова: «Рисовать и оставлять»

Александра – омский иллюстратор, театральный художник-постановщик, стенокрас. Одна из организаторов таких проектов, как «Крепкий палец» и «Масштаб 1:100». Создает живую атмосферу нашего города, оставляя свои арты на стенах улиц.

Где берет начало твое творчество?
-Я рисую всю свою сознательную жизнь. Родители отдали меня в кружок по рисованию, где мы из листиков, ваты, орешков выкладывали «рисунки». Потом была «художка», художественный университет. И понеслось…

Родители были против твоего выбора?
-Да. Они хотели, чтобы я была инженером или архитектором. А мне нужно было больше свободного творчества. С родителями были конфликты, но в разумных пределах. Я походила на курсы архитектора в СИБАДИ и поняла, что у меня не хватит терпения делать макеты.

Но сейчас у тебя как раз есть проект «Масштаб 1:100», где вы делаете макеты домов. Ты полюбила архитектурное направление?
-Да, но это потом. На момент поступления думала, что не смогу. Сейчас, если выпадают проекты, где нужно чертить или конструировать, мне очень нравится.

На данный момент ты рисуешь преимущественно на бумаге или уходишь в диджитал?
-50 на 50. Люблю делать что-то своими руками. Но компьютер дает много возможностей, поэтому я изучаю диджитал. И всё-таки бумага всегда первична. Если есть возможность нарисовать на стене, то я выберу стену.

Диджитал-иллюстрации «Изобретатель осенних шарфов» и «Плакальщицы»

Когда ты стала рисовать на стенах?
-Это связано с моим образованием: училась по направлению «Монументально-декоративное искусство» (росписи, мозаики, фрески, витражи). Нас учили работать с большими форматами. Постепенно всё переросло в увлечение стрит-артом (правда, на тот момент я даже не знала, что это так называется). Первый год было так: «А пойду-ка сделаю что-нибудь на улице». Позже оказалось, что есть этому название и есть целое сообщество людей, рисующих на стенах.

Давно ли вы создали свое движение «Крепкий палец»?
-В 2015 году, в команде нас двое (я и Дима Рубэн). Иногда приходят люди, с которыми мы делаем «совместки». У нас есть потребность – вести диалог с городом. Мне всегда было интересно находить рисунки, гуляя где-нибудь, это для меня как приключение. И я подумала: «Так я тоже так могу – оставлять свой рисунок, и для кого-то это тоже будет небольшим событием или приключением». У нас не было планов захватить мир (смеётся), а просто было стремление к самовыражению.

Какой посыл может нести твой рисунок, если говорить о диалоге с городом?
-Я бы не сказала, что есть какие-то «суперсмыслы». Мне, в первую очередь, интересно рисовать и преследовать художественные цели: исследовать пятна, линии. Рисую набор пятен, которые складываются в существ, создаю за счет форм какие-либо образы.

Тогда это можно назвать твоим стилем?
-Думаю, это можно сказать только со стороны. Говорят, что у меня есть свой стиль, но сама я не могу понять, в чем он заключается. Рисую, как получается. Но этот стиль не как камень стоит, а постоянно меняется, ведь я что-то узнаю, вижу, и всё меняется вместе со мной.

На фоне работы «Спасибо» (фрагмент), Омск, ул. Магистральная, 29

Как ты относишься к тому, что часто рисунки закрашивают?
-Каждая стена кому-то принадлежит. Когда ты рисуешь на улице, всегда надо быть готовым к тому, что тебя закрасят. Не надо строить иллюзий, что арт будет висеть 10 лет. У нас есть лозунг: «Рисовать и оставлять». Оставлять не только физически, но и эмоционально. Ты отдал арт улице, он больше не твой. Что с этим будет — решает улица, а ты становишься зрителем.

Нужны ли такие проекты в городах? Нужен ли стрит-арт?
-Считаю, что да. Во-первых, арты могут вырвать человека из привычной обстановки. Например, человек 10 лет ходит одним и тем же маршрутом, к которому привык, и вдруг видит новый рисунок. На долю секунд он вырывается из своей реальности. Ради этой пары секунд стоит рисовать на улице.
Во-вторых, есть фраза: «Граффити – выявление архитектурной несостоятельности», то есть там, где есть прорехи, появляются рисунки. Это может быть лакмусовой бумажкой для администрации, которая может увидеть, что есть неблагоприятное место, которое можно улучшить.
В-третьих, бывают арты, которые меняют атмосферу места и становятся визитными карточками города. Стрит-арт может привлечь туристов в города. В Европе есть целые города с граффити, ради которых приезжают люди.

Роспись в советском парке в рамках фестиваля «Омск город сад», лето 2018

Как появилась идея проекта «Масштаб 1:100»?
-Всё началось в феврале 2016 года. Изначально мы задумывали проект как образовательный, чтобы показать людям, что на стенах домов можно рисовать. Нам было интересно выстраивать коммуникацию с людьми. Всегда хочется узнать, о чем думает, мечтает человек. Постепенно эти дома стали площадкой для самовыражения разных художников. «Исследование уличного искусства посредством исследования воображения других людей», — если сформулировать. Мы не ожидали, что это станет чем-то большим, чем отклики друзей. Проект вызвал сильный интерес. И сейчас география участников от Москвы до Красноярска.

Как зарождается та или иная иллюстрация?
-Всегда по-разному. Если говорить про улицу, то часто само место тебе шепчет. Бывает, что после просмотра фильма или прочтения книги приходит образ. Каждый случай особенный.

Чем самым необычным ты рисовала?
-Делали однажды мозаики на улице. Есть видео «Стрит-арт для котиков»: мы нашли в одном из домов отверстие, где жила кошачья семья, и сделали мозаику над входом в их дом в виде головы котика. Ещё бывает, что красить нужно высоко. Тогда вступает в ход смекалка – ищешь палки, чтобы примотать кисточку, подкатываешь покрышки, чтобы залезть повыше. Чаще странно не то, чем ты рисуешь, а как ты рисуешь.

«Сквозь полярную ночь», г. Ноябрьск, 2018

Однажды ты делала декорации для спектакля «Щелкунчик». В чем особенность работы в театре?
-Это был увлекательный опыт. Я почти год проработала художником-постановщиком в театре «Галёрка» (спектакли «Щелкунчик», «В поисках радости», «Игра со смертью» — сейчас «Казанцевское дело»). Театр в моей жизни появился очень спонтанно: знакомому художнику предложили делать декорации, но его не было в городе, и он посоветовал нас – меня и Диму (участник «Крепкого пальца» — прим.автора). Мы сделали «Щелкунчика», а потом ещё пару спектаклей Театр — это отличный пример командной работы. Ты попадаешь в огромный механизм, где у каждого своя роль. Художник-постановщик – управляющая деятельность. Ты рисуешь эскизы и контролируешь их реализацию: общаешься со швеями, столярами, бутафорами и другими. Я всю жизнь всё делала сама, а тут надо было объяснять, как сделать. А также в театре есть такая специфика: если ты в театре, то ты в нём полностью. Он, словно ревнивая женщина, не дает тебе шанса посмотреть в сторону. Совмещать работу в театре с чем-то ещё практически невозможно.

Спектакль «Щелкунчик», макет и реализация, зима 2016

Как началось твое сотрудничество с брю-баром «Скуратов»?
-Я устроилась к ним бариста, будучи на 4 курсе. Мой первый опыт работы в команде. Практически два года варила кофе. Работа здесь стала мощным творческим толчком, потому что оказалась в жёстком режиме «учёба-работа-дом», и у меня было очень мало свободного времени. Каждый свободный час или день ценился на вес золота. В таком режиме очень чётко расставляются приоритеты, и ты понимаешь, на что готов тратить своё время. Так я поняла, что хочу рисовать. Проработав до защиты диплома, уволилась и отправилась в «свободное плавание». Мы остались в теплых отношениях, и периодически «Скуратов» предлагает какие-либо проекты.

Чему была посвящена твоя выставка в «Скуратове» в МЕГЕ ?
-На тот момент управляющей бара была Ира Трифонова, мы с ней успели поработать вместе бариста и были в хороших отношениях. Ира предложила сделать выставку, а у меня ничего не было, кроме блокнота с рисунками за последние полгода-год. И мы решили их распечатать, развесить — получилась мини-выставка. Так и назвали: «Выставка рисунков из моего блокнота».

Хотела бы ты организовать свою собственную выставку?
-Хотелось бы, но я чувствую, что пока что не готова – нет материала. В моем понимании персональная выставка – это что-то масштабное, к чему нужно подходить очень осознанно.

В последнее время ты стала делать полочки на заказ. Откуда появилась такая идея?
— Этому предшествовал другой заказ. Зимой мы делали оформление детской комнаты, где в тематике джунглей вырезали больших животных из фанеры. Позже я подумала, что могу рисовать не такие крупные «штуки», а поменьше, и сделала пост о серии деревянных панно «Звери рядом». А вообще, у меня есть два любимых инструмента: лобзик и шпатель. Теперь иногда вырезаю панно из фанеры, когда появляются желающие. Меня сейчас очень волнует тема человека и его внутреннего зверя. Хотелось бы рассказывать личные истории людей через образы животных и растений.

Как ты в целом относишься к своему творчеству?
-Всё меняется. Я смотрю на свои работы, которые делала полгода назад и понимаю, что это никуда не годится, – надо лучше. И так всё время. Постоянно идёт соревнование с самим собой, пытаешься быть лучше, чем вчера.

Автор: Анастасия Баранова
Фото: из личных архивов Александры Хохловой

One thought on “Александра Хохлова: «Рисовать и оставлять»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *