Арман Комаров: «Чувства порождают поэзию»

Арман Комаров: «Чувства порождают поэзию»

Арман Комаров — один из выдающихся омских поэтов, член поэтического содружества «Говорит Поэт».

Расскажи о начале твоего пути в поэзии. Когда он начался?
-Не могу сказать, когда именно начался мой творческий путь. Но у него есть условные три этапа.

Первый связан с душем: у меня есть особенность, когда рядом никого нет, я начинаю говорить сам с собой. В одном таком разговоре начали складываться строчки – решил записывать в блокнот, который хранится сейчас у сестры. Недавно она мне его показывала, я смеялся.

Второй этап — кружок дендрологии в экоцентре. Здесь встретил Ольгу Харитонову, открывавшую в то время свою литературную студию. Она позвала меня, и я подумал: «А чем чёрт не шутит?» Там я был единственным мальчиком. Попал в малину (смеётся). В студии мы проходили основы стихосложения, писали миниатюры, практиковали фрирайтинг.

А третий этап начался, когда я вступил в поэтическое содружество «Говорит Поэт». В моих творческих поисках это стало поворотной точкой, потому что столкнулся не со скучными академическими писателями, а с настоящей живой поэзией, с людьми, которые могут жечь и жгут словом.

Когда ты понял, что тебе нужно создавать паблик и делиться своими стихотворениями?
-Наверное, когда пошел в литературную студию. Я создал его вопреки кругу вынужденного общения (одноклассники), потому что сталкивался с «хейтом», как сейчас говорят. Возможно, он был шуточный. Но что такое хейт для подростка? Это очень страшная вещь: у многих возникают проблемы с оценкой своего потенциала.

Всегда ли у паблика было название по твоей фамилии? Как ты себя именовал?
-Нет, названий, как и псевдонимов, было очень много. Расскажу о самых интересных.
Сначала писал под своим именем, а позже спросил у самого близкого на тот момент человека — сестры, как можно было бы подписаться на латыни, потому что язык древний, как и чувства человеческие. Она предложила: «Illustrandis», — что в переводе «дарящий свет». Но вскоре сменил его, потому что посчитал его мертвым, каким и является сам язык.

Один из псевдонимов – «последний гидроцефал». Гидроцефалия – заболевание, при котором кости черепа расходятся между собой из-за скопления жидкости. Как-то я увлёкся гидроцефальной (анархо-аморальной) поэзией, ее идеолог – Алексей Фишев. Это инстинктивно-низменное проявление декаданса. Они так назвались, потому что мыслей настолько много, что они не помещаются в голове.

Первые читатели – близкий круг людей?
-Да, это были родственники, несколько одноклассников и знакомые из студии. Так я его вёл около двух лет, пока не понял, что нужно искать «своего» читателя. На тот момент моя поэзия была «попсовой», поэтому я отправил стихотворения в паблик Вконтакте «чай со вкусом коммунальной квартиры». Тогда стихи получались без концептуальных и мировоззренческих вкраплений, в основном – любовная лирика.

На данный момент у тебя в паблике 2264 подписчика. Чувствуешь ли ты ответственность перед такой большой аудиторией?
-Я чувствую ответственность только перед временем. Авторы не должны порождать в искусстве хаос, поэтому стараюсь поставить свое творчество в своеобразные рамки. В моем случае это неодекаданс. Он отличается от декаданса тем, что в нём меньше грязи. Главный концепт моих стихотворений – противопоставление мира и чувств.
Тем более, что я никого не принуждаю читать свои стихи. Если вы читаете, значит, вам нравится. Больше не вижу точек соприкосновения с читателем.

Но у тебя есть множество публикаций вне сети. Когда тебя напечатали первый раз, что ты ощутил?
-Не вспомню ощущений, когда меня напечатали. Впервые это было в московском журнале «Лучик». Наверное, это была радость, но не долгая. Больше эмоций я получаю от написания стихов, а не от их публикации.

Почему не все твои стихотворения не публикуются тобой? Заметила, что некоторые из них ты отправляешь только в паблик, а другие в печатные издания.
-Это так, потому что я разделяю свою аудиторию. Неопубликованные стихи остаются таковыми потому, что их не поймут. И те, и другие произведения равноценны для меня.

Не считаешь ли ты это «хамелеонством»?
-С одной стороны я считаю так, но с другой – нет, потому что на меня это не влияет как на поэта. Просто глупо продавать автомобиль на рыбном рынке. Но те читатели, которые хотят, они видят больше.

Одна из твоих ведущих тем в стихотворениях – любовная лирика?
-Это тесно связано с моей жизнью, с любовью к одной девушке. Собственно, тогда я и начал писать. Об этом есть строчки в одном из последних стихотворений:

«Она полюбила меня за любовь,
Отдала, что могла
рассветам.
Сказала — «бессмертье мое изготовь» —
Так я и стал
поэтом».

Когда жизненная ситуация поменялась, бросить писать я уже не мог. Почти все стихотворения посвящены той девушке. Но позже любовь сменилось смертью. Это такие вещи, которые находятся в противоборстве.

Почему нет названий у твоих стихотворений?
-А зачем? Я не понимаю, зачем им нужны названия, эпиграфы. Они раскрывают суть сразу. Ты не можешь раскрыть стих, поэтому его называешь? Обычно у меня они узнаются по первым строчкам.

Что способствует рождению нового стихотворения?
-Иногда это попытка себя успокоить, как в стихотворении «Моя дорогая Кэти», создать что-то такое, что будет помогать мне не чувствовать одиночество. Иногда это попытка выразиться, чтобы передать свои ощущения. Порой я выливаю желчь, тоску на людей.
Состояния, в которых я пишу, тоже бывают разными: когда-то восторженное, когда-то такое, что хочется исчезнуть.

Как ты считаешь, может ли поэзия существовать без чувств?
-Не думаю, потому что существование поэзии в первую очередь оправдывается чувством. То есть чувства порождают поэзию. Дальше зависит от того, какой будет направленность этих чувств, такая будет и поэзия. Например, если это чувство к девушке, то появляется любовная лирика. Как говорил Бродский: «Две вещи оправдывают существование человека на земле: любовь и творчество».

Расскажи, как ты оказался в поэтическом содружестве «Говорит Поэт»? Что тебе это дало сейчас?
-Смутно помню, как это произошло. Как-то увидел информацию об их вечере, тогда это еще проходило в клубе «Гайдар» около трех лет назад. Пришел к ним и прочитал 3-4 стихотворения. Мне понравилась атмосфера, которая там царила. В то время я начал заново жить в творческом плане. Здесь я нашел живой интерес к поэзии: всё кипит, бурлит, как и сами авторы.

Как лучше: состоять в сообществе поэтов или быть самим по себе?
-От сообщества зависит, оно должно тебя ценить. Если там есть достойные авторы, то обязательно будет обмен эмоциями, опытом и так далее. Внутри содружества «Говорит Поэт» мы помогаем стихи писать. К нам пришла дебютантка, ее «приставили» ко мне. Я немного покритиковал ее, помог советом, а тексты девушки повысились в качестве.

Каково твое мнение о состоянии современной омской поэзии?
-Начнем с того, что у нас очень много талантливых ребят. Но талант – это полдела. Для поэта важно обостренное чувство знания, мироощущения, личная философия – этого как раз не хватает.
Также не хватает поддержки, помощи от профессионалов, потому что практически вся омская поэзия – андеграундная.

Текст: Анастасия Баранова
Фото: Андрей Королёв, Анастасия Баранова,

из личных архивов Армана Комарова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *