Дарья Рыжикова: «Я себя такой сильной никогда не чувствовала: ты стоишь рядом со сценой, и тебе страшно»

Дарья Рыжикова: «Я себя такой сильной никогда не чувствовала: ты стоишь рядом со сценой, и тебе страшно»

В один из весенних дней мы встретились с талантливой омской певицей Дарьей Рыжиковой и обсудили музыку, феминизм и кризис системы образования в России.

Кем ты хотела быть до того, как попробовала музыку?
-Я хотела быть кем-нибудь вроде журналиста или туристического агента, потому что мне говорили, что это перспективная работа. В общем, заниматься тем, что сможет давать мне хороший стабильный заработок. А потом случайно попала под домашний арест и сидела долгое время дома, читала школьную литературу, слушала Есенина в исполнении Безрукова… Я подумала, что хочу так же. А кем мне стать, чтобы я смогла так же, как он? Наверное, актером. И пошла в театральную студию обучаться актерскому мастерству. Меня туда взяли только из-за голоса: если бы не голос, ничего бы не вышло, потому что играю очень плохо. Позже осознала, что все-таки мне близка не актерская деятельность, а музыкальная. Начала пробовать играть на гитаре. И я сказала родителям, что иду в колледж. Они, конечно, были удивлены моему импульсивному решению и не были рады. Да и я сама была бы не рада, если бы моя дочь за полгода до экзаменов так решила.

Получается ты на гитаре начала учиться играть сама?
-Ну да. Сначала ходила в какой-то клуб, где мне давали первые аккорды: Белая гвардия, Цой и другие. Но я поняла, что мне вообще не нравится такая музыка и я перестала играть. А потом начала снова играть и подбирать аккорды уже сама.

А стихи сама пишешь?
-У меня есть несколько песен именно под мои стихи, есть какие-то отдельные стихотворения, которые я не публикую по каким-то причинам. Но стараюсь как-то почаще заставлять себя писать. У меня нет такого, что из меня это прет постоянно, мне нужно напрягаться, чтобы говорить что-то еще и в рифму. В целом иногда получается.

Что тебя вдохновляет по жизни?
-Вдохновляют разные неоднозначные жизненные ситуации, в которые попадаю я и другие люди, всякая такая драма, когда непонятно, сочувствовать или ненавидеть человека. Вот это прикольно, когда в тебе ощущение пустоты и вопросов возникает, когда ты не можешь решить.

Расскажи о том, как ты выступала на концерте группы 25/17, как с ними познакомилась, договорилась?
-Однажды пару лет назад, когда я в переходе играла, ко мне подходят какие-то парни и говорят: «Блин, мы теперь твои фанаты, скажи, как тебя найти в вк, мы добавимся». Они добавили меня, а я смотрю, у них какие-то галочки. Как оказалось, это ребята из «Грота». Ну и, видимо, через них Бледный увидел мою страницу и тоже добавил. Я тогда не задумывалась об этих галочках, мне была неизвестна эта омская культура.

А прошлым летом, Андрей из «25/17» приехал отдыхать. Он тусовался на Ленина и просто вышел из «Питера Пэна», а я из «Супербургера». Подхожу к нему, а там такая очередь длинная: все фоткаются, автографы просят, и я ему говорю: «Тебе не надоело стоять фотографироваться со всеми тут?», а он отвечает: «Ну, я сам выбрал этот путь». Так мы познакомились, он меня вспомнил, пообщались немного, и предложил выступить на разогреве. Но я к этому отнеслась не очень серьезно – сказал и сказал. Позже написала ему об этом, и он ответил: «Все в силе».

И вот уже на концерте, выхожу на сцену, там все эти люди и их так много. Я никогда не выступала перед таким большим количеством зрителей.

Каково это – выступать перед огромным залом?
-Вообще очень мощно. Я себя такой сильной никогда не чувствовала: ты стоишь рядом со сценой, и тебе страшно, думаешь: «Может, никуда не идти? Не хочу». И только делаешь пару шагов вперед и понимаешь — ты не можешь уже сделать вид, что вышел на сцену просто провода поправить, а у тебя уже нет выхода из ситуации, начинается уже совсем другое состояние.
И зрители начинают кричать – вот это было очень круто. Я, кстати, очень удивилась, что публика на меня хорошо отреагировала, они тепло приняли меня. Это было незабываемо! Я чувствовала себя всесильной. Страшно представить, как это — выступать вообще перед огромной публикой, когда тебя греют именно своей активностью и поддерживают. Мне кажется, можно долго отработать в таком состоянии – очень много адреналина.

А у тебя бывает, что тебя узнают на улицах?
-Бывает время от времени, вот в последний раз у меня парень «стрельнул» сигарету: «Вау, ты же Дарья Рыжикова». На самом деле такое часто бывает, особенно если я где-то на Ленина тусуюсь. Меня там знают, потому что часто выступала. Город небольшой, и у нас происходит не так много каких-то ярких событий, поэтому легко запомнить лысую девочку.

Кстати, насчет волос, ты давно так ходишь?
-Года два я так хожу, постепенно обрезала, пока не стала ходить с совсем короткими волосами, и вот сейчас варьирую длину, но в целом это очень удобно: не ухаживаешь за волосами, не укладываешь, не расчесываешь, только моешь. Считаю, что это мотивирует не отращивать волосы. Плюс необычно выглядит.

Это было импульсивное решение, или ты как-то долго осмысливала?
-Хотелось постоянно что-то делать новое. Еще года 4 назад перед колледжем я коротко подстриглась – мне хотелось стрижку как у Долорес из Кренберис. Я сделала, и для меня это было открытие.
Позже поняла, что так удобнее, и решила просто бриться. Но грустно, что подобная прическа для девушки не всегда хорошо воспринимается людьми. Обычно так ходят мужчины и ходят так потому, что это удобно. А мне что, нельзя? Я не понимаю таких вещей.

Двойные стандарты в действии.
-Да, типа того. А они вообще молодцы, волосы не отращивают, потому что с ними трудно жить. Хотя раньше были такие стандарты в Европе, что мужчины ходили с длинными волосами.

Ну, было же время, что мужчины в некоторых странах юбки носили…
-Смотрела недавно модный показ, и там был парень такой… Они идут друг за другом, у каждого костюм еще причудливее, чем у предыдущего – вообще суперстранные вещи. Идет парень, его показывают с головы, опускаясь вниз. И я думаю: «Ничего себе, это что, будет обычный такой лук? А у него там шапка, коротенькая, черная, олимпос, и он в длинной черной юбке и кроссах. Но это реально стильно выглядело, очень хочу, чтобы мы наконец-то дожили до таких времен, когда мужчины начнут носить юбки, это же вообще бомба.

Некоторым определенно пойдет…
-Да это вообще круто, удобно.

Раз уж зашла такая тема, то, что ты думаешь в целом о феминизме?
-О феминизме? Это как религия, ее все по-разному трактуют и понимают. Есть фанатики, есть просто позёры, а есть ребята, которые реально верят. Но сейчас невозможно отрицать, что современное общество предполагает какое-то равенство. Мы же не в племенах живем. И нужно учитывать, что женщины должны получать не только бонусы, но они должны и работать как мужики.

Если раньше у каких-то первобытных особей, у них был очень сильный половой диморфизм. Самец был намного больше по размеру… а сейчас с каждым поколением эти признаки уменьшаются, потому что в них нет нужды, потому что все решает мозг – кто самый умный, тот и становится королем. А вот эти ребята, которые сильные и тупые, они все вымирают и вымирают. И женщины с мужчинами стали практически одинаково выглядеть: они одинакового размера, одежда унисекс… Сейчас уже не скажешь, что женщины как-то уступают мужчинам.

Ты уже заканчиваешь учиться, что вообще можешь по этому поводу сказать?
-Учеба во многом поменяла мое представление о сфере культуры и искусства. Некоторые вещи меня разочаровали, а некоторые наоборот порадовали…

Что, например, тебя разочаровало?
-Все-таки видно, что никто не хочет вкладывать деньги в эти учреждения, никто не хочет постараться. Вплоть до оборудования, до состояния каких-то помещений. Ты приходишь учиться и чувствуешь, что попал в какое-то советское прошлое, как будто ты случайно зашел лет на 30 назад, а ам преподаватели некоторые тоже живут в этом советском пространстве. Переносишься в ту же атмосферу, здесь сложно делать какой-то актуальный контент. Я не знаю, как, но наша образовательная система нуждается в реформе. И музыкальное образование тоже нуждается в изменениях.

В каком направлении должны быть изменения?

-Нужно больше делать мест, где появляются специальности, актуальные на наше время. Не хочу никого обидеть, но классическая гитара – это не такая актуальная специальность сейчас, как раньше. Ребята, которые там учатся не знают, куда себя деть. Они думают: «Мне пойти преподавателем работать или охранником?»

Чтобы стать исполнителем, нужно стать очень крутым чуваком, достичь большого уровня, и зачастую не у всех людей есть такая возможность. А гитара это такой освоенный инструмент, у нее уже есть свои какие-то мастодонты, и она ограничена по своим возможностям. Поэтому лучше заниматься по специальности «Создание электронной музыки», например, или «Музыкальное продвижение», или «Мастеринг и сведение». За это такие большие деньги отдают людям, которые даже не учились. Ну, а если тебя этому научат…

Допустим, если бы у нас была кафедра рэпа в колледже, то у нас был бы более качественный контент. А не вот эти вот ребята, которые купили какие-то биты, накидали туда непонятных стихов. Была бы какая-то конкуренция, если бы извне давались знания педагогами, например.

Ну да, была бы хоть какая-то культура музыки.

-Да, а так, что с них взять? Получается, что очень разнятся культура, которая актуальна и развивается, и культура, где люди получают образование. Это просто две разные вещи. Выходит, что люди, которые выпускаются из образовательных учреждений, просто в каком-то другом мире живут. У них Свиридов, Бродский, Окуджава – а уже все, нет этого. Уже надо что-то новое делать. Они теряются и думают: «Ладно, преподавателем стану».

И круг замыкается…
Они начинают преподавать другим ребятам, которые затем тоже становятся преподавателями. Много есть проблем в образовании.

А если плюсы выделить?
-Мне многие говорили, что будет теория, музыкальная литература. Это все очень интересно. Правда, последний год я хуже обучаюсь, чем обычно. Но в целом, у меня никогда не было такой мысли, что мы учим какие-то «левые» предметы, кроме физкультуры, конечно. Все, что мы учили, мне очень пригождается. Сольфеджио, например, очень крутая вещь, она развивает мозг, музыкальное мышление, которое позволяет выдавать какой-то новый продукт. В плане музыкального и личностного развития все эти дисциплины, педагоги – они мне очень много дали. Это намного круче, чем учиться самому. Круче,когда у тебя есть какой-то мастер, который тебя учит и наставляет, говорит, что плохо, что хорошо…

Разговор постепенно переходит к обсуждению пляжа и грязи, а затем и к обсуждению города.

Где бы ты хотела жить?
-Хочется куда-то поближе к Европе. В Москву хочу. Хотелось бы пообщаться с другими людьми, у которых мозги по-другому работают, которые толерантные, у которых есть много возможностей, и они с тобой на другом языке разговаривают. Какие-то более свободные люди.

Была ли когда-нибудь в Москве?
-Нет.

А в других городах?
-Вообще я из Нижневартовска. Маленький город, где много денег вкладывается в патриотическое воспитание. И в Новосибирске была. Классный город, более «движняковый» по сравнению с Омском. И во Владивостоке, но там чисто в лагере.

И как он тебе?
-Мне не понравилось. Активная молодежь, вот это вот все: «Давайте придумаем кричалку», «Мы придумаем девиз». Ненавижу. Ненавижу лагеря! Особенно детские – просто кошмар какой-то. Там не дают тебе возможности никак раскрыться, тебе не дают возможности побыть одному. Пытаются сделать из тебя «командного игрока».

Как ты вообще к этому относишься, любишь работать в команде или одна?
-В целом уметь работать в команде с другими людьми, я думаю, неплохой скилл. Но я не люблю с другими людьми что-то делать, не нравится. Люблю проводить время с людьми, болтать. Но делать что-то совместное могу только с единицами, потому что есть завышенные требования к самому себе и к окружающим. Я просто не доверяю людям в таких вещах.

Автор: Анастасия Денисова
Фото: из личного архива
Дарьи Рыжиковой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *